Российские банки ищут спасения в Китае

Банкам в России сегодня приходится нелегко. В конце июня главы европейских государств и правительств приняли решение о продлении санкций против российских кредитных институтов. В отношении пяти российских государственных банков — включая представленные в Германии ВТБ и Сбербанк — на западных рынках капиталов продолжают действовать жесткие ограничения. Запрещены сделки с выпускаемыми ими облигациями и акциями. Кроме того, этим кредитным институтам стало сложнее занимать деньги.

Все это поставило российские банки перед проблемой — в конечном итоге они как кредиторы должны финансировать отечественные предприятия. А они в следующем году должны будут погасить долги на сумму 117 миллиардов долларов, и их будет не так просто покрыть с помощью западных рынков капиталов. Однако нужда делает человека изобретательным. И теперь попавшие под санкции российские кредитные институты используют другой источник финансирования — китайский рынок капиталов. 

По данным информационного агентства Bloomberg, Газпромбанк, третий по значимости российский кредитор, планирует открыть свой филиал в Гонконге и уже подал запрос на предоставление соответствующей лицензии. Цель формулируется так: Газпромбанк хотел бы выдавать российским предприятиям номинированные в жэньминьби облигации — так называемые дим-сам бонды (dim sum bonds). Внешэкономбанк и Сбербанк также изучают в настоящее время возможность получение финансирования на китайском рынке.

Газпромбанк планирует выпустить номинированные в юанях облигации Газпрома — крупнейшего производителя природного газа — на сумму 500 миллионов долларов. Кроме того, обсуждаются планы, согласно которым нефтяная компания Petroleos de Venezuela, которая также является крупным клиентом этого банка, получит финансирование в жэньминьби. Предполагаемый объем — 10 миллионов долларов. Этот российский банк хочет получить выгоду от возможностей рефинансирования. На самом деле проценты на дим-сам бонды для российских предприятий выше, чем на сравнимые облигации других стран. Однако они все еще ниже, чем номинированные в рублях кредитные инструменты.

Это можно увидеть на примере банка ВТБ. Пять лет назад он разместил первые дим-сам бонды. Доходность подлежащих к погашению в октябре 2015 года и номинированных в жэньминьби облигаций этого банка во вторник составила около 8% — и таким образом они на 121 базисный пункт оказались более выгодными, чем номинированные в рублях долговые обязательства.

Китайское руководство, вероятно, обрадовано повышенным вниманием российских банков к жэньминьби. Оно пытается сделать юань основной валютой, которая могла бы составить конкуренцию американскому доллару. Иностранные эмитенты имеют ограничения по выпуску номинированных в жэньминьби облигаций. Сами китайские бонды обладают определенным шармом, и считается, что они номинированы в самой стабильной в мире валюте. Китайское правительство удерживает стабильным курс юаня по отношению к доллару на уровне 6,20 и надеется сделать из него резервную валюту.

При этом ежемесячная волатильность китайской национальной валюты составляет 1,25%. Для примера: колебание российского рубля за тот же период времени составило 19%. Даже демонстрирующий в настоящее время волатильность китайский фондовый рынок ничего в этом отношении не меняет, и инвесторы считают Китай надежной страной — по крайней мере в том, что касается его национальной валюты.

Продвижение российских банков — лишь один из многих шагов по сближению

Участники рынка критически наблюдают за экономическим сближением России и Китая. «Поворот России в сторону Дальнего Востока следует внимательно отслеживать из Германии, и он не может не вызывать беспокойства», — говорит Генрих Штайнхауэр (Heinrich Steinhauer), глава российского представительства земельного банка Гессен-Тюрингия (Helaba). Этот филиал оказывает консультационные услуги в первую очередь тем немецким предприятиям, которые хотят закрепиться на российском рынке. Уже несколько немецких фирм проиграли дальневосточным конкурентам в борьбе за контракты из России. Тем не менее услуги немецких компаний и качество товаров там по-прежнему высоко оцениваются. Однако немецкие предприятия исходят из того, что в долгосрочной перспективе их доля на российском рынке продолжит сокращаться.

Вместе с тем Китай отнюдь не является единственным кредитором российских банков, несмотря на существующие экономические ограничения, отмечает Штайнхауэр. «С одной стороны, введенные против российских государственных банков и предприятий санкции уже демонстрируют свою эффективность. С другой стороны, их влияние преувеличивается. Не следует думать, что российские банки теперь полностью отрезаны от западной ликвидности», — подчеркивает он. Нужно иметь в виду, что санкции ограничиваются определенными сроками финансирования. И даже американские банки вполне могут предоставлять финансовые средства российским кредитным институтам — однако они должны быть возвращены до истечения 30-дневного срока. 
«С помощью финансовых инструментов торгового и экспортного финансирования деньги по-прежнему текут в попавшие под санкции банки в неограниченном количестве, если речь идет о разрешенных поставках», — отмечает Штайнхауэр.

Проникновение российских банков в Китай является лишь одним из многих шагов, направленных на сближение финансовых рынков двух соседних стран. Даже фьючерсные биржи стремятся к более тесному сотрудничеству: так, например, Московская биржа и китайская фьючерсная биржа China Financial Futures Exchange подписали соглашение о сотрудничестве. Еще в марте началась торговля фьючерсами, номинированными в рублях и юанях. В период с марта по июль объем торговли валютными продуктами увеличился на 130%, сообщили на прошлой неделе представители китайской биржи.

И в целом взгляды России все больше направляются в сторону Востока: в настоящее время Китай, опередив Германию и Голландию, стал самым крупным торговым партнером России. За первые пять месяцев текущего года доля торговли с Китаем составила 11,2% от общего объема внешней торговли России, тогда как доля Германии — всего 8,7%.

Кроме того, Китай помогает своему соседу и как инвестор. Так, например, Китайская Народная Республика, по данным российского министра финансов Антона Силуанова, приобрела российские государственные облигации на 1 миллиард долларов. Частные компании также устанавливают связи. Недавно, например, начал свою работу российско-китайский венчурный фонд, учредителями которого стали фонд «Сколково» и китайская компания Cybernaut Investment. 

Российский политолог Алексей Мухин подводит итог в своей статье, опубликованной в газете «Коммерсант»: «Настоящим драйвером развития российско-китайских отношений стала санкционная война, развязанная США. Однако геополитические вызовы сближают КНР и Россию естественным образом, у них много схожих проблем». Таким образом Россия и ее банки смогут, судя по всему, и дальше полагаться на сотрудничество с Китаем и будут стоять плечом к плечу со своим соседом на Востоке.

Юлия Ротенбергер

Источник: inosmi.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>